10 МИФОВ О ПРОХОЖДЕНИИ СОБЕСЕДОВАНИЯ НА ПОЛУЧЕНИЕ УБЕЖИЩА В США

Процесс обращения за предоставлением убежища в США является одним из наиболее актуальных для выходцев из стран бывшего СССР. Насколько много случаев как положительных, так и отрицательных исходов, настолько много существует и рассуждений на тему «как и почему» происходит этот процесс. Большинство подобных суждений, к сожалению, являются плодом домыслов каждого из прошедших такие собеседования, и со временем, переходя из уст в уста, меняют свою форму, перерастая в мифы о том, как «наверняка» пройти собеседование и получить заветное убежище.  За десятилетие работы переводчиком в офисах иммиграционной службы и поприсутствовав на сотнях собеседований, я сталкивался с несколькими наиболее актуальными вопросами, которые беспокоят практически всех заявителей, идущих на интервью. За частую вопросы имеют характер, несущий предполагаемый неверный ответ, с просьбой подтвердить его или опровергнуть. Собрав такие вопросы воедино, хотелось бы обсудить наиболее актуальные из них и максимально развеять мифы о том, как же на самом деле происходит процесс собеседования на получение убежища в США.

Автор статьи является сертифицированным судебным переводчиком, с опытом сопровождения в иммиграционной службе и иммиграционном суде, и не является адвокатом. Информация, изложенная в данной статье, несет исключительно ознакомительный характер, основываясь на личном опыте, наблюдении и мнении автора, и не является юридическим советом.  Действуя или отказываясь от действий на основании информации, изложенной в этой статье, вы несете полную и индивидуальную ответственность за любые последствия данных действий или бездействия. Автор настоятельно рекомендует обратиться к квалифицированному иммиграционному адвокату для получения грамотной юридической помощи по вашему иммиграционному вопросу.

  1. Мое собеседование назначено на 9:15 утра, в обед я уйду домой
     

Существует масса мнений, и еще больше вопросов о том, сколько же длится интервью и почему у одних все проходит быстро, когда другие проводят в офисе иммиграционной службы (далее «офис») целый день. Для того, чтобы резонно оценить то время, которое вы проведете в офисе, разберемся в самом процессе.

 

Во-первых 9:15 – это не время вашего собеседования. Это время, в которое вам нужно явиться в офис, чтобы зарегистрироваться, тем самым дать работникам офиса понять, что вы пришли и готовы пройти собеседование. Более того, в некоторых офисах (например, в городе Лос-Анджелес (Тастин), окно для регистрации – 30 минут от времени, указанного на уведомлении о собеседовании (interview notice). С момента регистрации начинается другой процесс, определяющий то время, которое вы проведете в офисе, о нем ниже.
Таким образом, вы должны явиться в офис не позднее 9:45 для регистрации. Это не значит, что вам стоит не приходить ровно в то время, которое указанно на уведомлении, но это значит три важных вещи:

  1. Не стоит приходить в офис раньше, чем указанное время

  2. Ваше собеседование не начнется в то время, которое указано на уведомлении как «время интервью»

  3. Не стоит паниковать, что вас не примут, если вы опаздываете, при условии, что «опоздание» не более 30 минут.  
     

*Пункт (3) относится к офису в г. Лос-Анджелес, и может не распространяться на другие офисы.

 

2. Я жду уже два часа, а меня до сих пор не вызвали.
 Может они обо мне забыли?

Офицер не читал ваше дело и не знаком с ним до момента вашего прихода и регистрации. Данная информация очень удивляет заявителей, уверенных, что раз их позвали на собеседование, значит офицер ждет и готов их принять. На самом же деле, как только заявитель явился в офис и зарегистрировался (сдал отпечатки пальцев, заявил о сопровождении адвоката/переводчика, подал дополнительные документы, и прочее), только после этого сотрудник офиса передает дело свободному офицеру, офицер берет дело, и начинает с ним знакомится впервые. Если вдуматься, то данный процесс вполне логичен, и понятен от противного. Представим, что у вас назначено собеседование, но вы не придете (вы не готовы, так как вы ждете документов из вашей страны, ваш адвокат в отпуске, вы вообще передумали идти этим путем, и получаете ПМЖ через брак, лотерею или работодателя, или по любой другой причине). Если офицер будет тратить хотя бы час (а как правило полтора-два) на прочтение вашего дела и подготовку серии вопросов, а вы не явитесь, то он зря потратил время, государство зря потратило деньги на его зарплату, а главное, за это время он мог принять другого заявителя, тем самым хоть как-то разгрузив тот завал из тысяч дел, которые подаются ежегодно. Таким образом, только после явки и регистрации, офицер начинает готовиться к вашему собеседованию. Именно это время вы ждете своей очереди.

В зависимости от размера/сложности вашего дела, а также опыта/знаний офицера о состоянии дел в вашей стране, время ожидания после регистрации до начала собеседования может быть от 30 минут до 2 часов 30 минут.

 Важно так же знать, что как правило, один офицер проводит два  собеседования в день. До и после обеда. Обед, при этом, он делает тогда, когда закончит первое собеседование, то есть время обеда не нормировано. Таким образом, если ваше собеседование назначено на 12:15 дня или позже, стоит учесть, что офицер может до сих пор проводить предыдущее интервью, либо обедать. Время ожидания, таким образом, может увеличиться.

3. Я слышал(а), что у некоторых собеседования идут по 4 часа.
 

Длительность собеседования зависит от большого количества факторов. Справедливо сказать, что в среднем, типичное собеседование длится 2.5-3 часа.  Почему же у некоторых это занимает полтора, а у других все пять? Прежде всего вы никогда не знаете, насколько внимателен офицер, и насколько усердно он выполняет свою работу. Собеседование состоит из трех частей (об этом ниже), и разные офицеры по-разному к ним подходят. Некоторые очень коротко и лаконично объясняют вам предстоящий процесс, спрашивают только суть, и коротко говорят о том, чего стоит ожидать дальше. Другие в деталях рассказывают вам о ваших правах и обязанностях, скрупулезно спрашивают обо всем, что только возможно, касаемо вашей истории преследования (и не только), задавая тысячу вопросов, перечитывая свои записи и заготовки. Увы, вам не подвластен этот процесс, однако вы можете сократить время собеседования и уменьшить/предупредить количество вопросов, при этом повысить шансы на успех следующим образом:
Офицера, что и как бы он не спрашивал, в конечном итоге интересуют три вещи.

1) Принадлежите ли вы к тому классу людей, к которому себя причисляете
2) Преследовали ли вас в прошлом и/или будут преследовать в будущем из-за вашей причастности к данному классу (Преследование – физический вред и угрозы)
3) Может ли государство вас защитить где-либо в вашей стране

Более подробный анализ каждого пункта будет граничить с юридическим советом, и не входит в рамки данной статьи. Значение каждого из них вы получите на консультации с квалифицированным иммиграционным адвокатом. Однако, данные три пункта приведены здесь для того, чтобы вы понимали, что все, что не касается этих пунктов, является вторичным и, зачастую, лишним. Таким образом ответ на вопрос офицера должен стремиться к краткости и точности. Если задан вопрос «когда это произошло?», то резонный ответ будет «такого-то числа в такое-то время». или «я не помню».  Ответ «это было когда мы возвращались от друзей через парк Победы, нас было трое, и как раз у жены позвонил телефон, и я поэтому запомнил, что это было вечером….» как правило не верен. Во-первых он дает массу лишней информации, которая может спровоцировать массу дополнительных вопросов, во-вторых офицеру будет сложнее понять вас, и вычленить именно ту информацию, которая позволит ему принять справедливое решение, в третьих именно такие ответы растягивают время собеседования и утомляют и офицера и вас, и наконец, в зависимости от терпения офицера, его настроения в этот день, понимания, что после вас у него еще одно собеседование, может просто разозлить его. Представьте, что вам задали 20 вопросов и вы на каждый потратили 2 минуты (учитывайте так же, что ваш ответ должен быть переведен на английский, и напечатан на компьютере). Так вы потратили 40 минут на то, на что могли потратить 25.  А теперь представим, что вопросов не 20, а 50.
Таким образом, чем короче и чем точнее ваш ответ, тем быстрее закончится собеседование, тем легче офицер вас поймет, и тем справедливее будет его решение.
*Если вы считаете, что дополнительное разъяснение необходимо, тогда конечно ваше право рассказать все, что вы считаете нужным. Однако, как правило, большая часть ответов заявителя – это лишняя информация, результат переживаний и попытки понравится своей доходчивостью. Во избежание обратного эффекта таких попыток, помните: краткость сестра таланта, и ближайшая подруга офицера. Если офицеру понадобится дополнительная информация, он обязательно спросит о ней.

Подводя итог данного аспекта: если время явки на уведомлении - 9:15 (плюс 30 минут для опоздания), то к 9:45 (10:15) вы зарегистрированы, в 11:00-11:30 началось собеседование, и в 2:30 оно закончилось.  Итого 5-5:30 часов вы провели в офисе иммиграционной службы для прохождения интервью.

4.  Они хорошие психологи и попытаются меня запутать / я иду как на допрос

Прежде всего важно знать, что данный процесс – ни в коем случае не допрос. Стандартная формулировка офицера перед началом собеседования звучит так:

«Этот процесс мы называем не состязательным, то есть мы не друг против друга. Мы не будем спорить. Это нейтральная атмосфера, в которой вы сможете поделиться со мной информацией о том, что произошло с вами в прошлом, и почему вы боитесь вернуться в свою страну».

Не состязательный процесс, в данном случае, это административное слушание, по своей сути схожее с собеседованием на получение визы. То есть, такие элементы как давление, запугивание, угрозы, требования дачи показаний и прочее – все это не приемлемо и не происходит в данном процессе.
Более того, вы можете задавать вопросы офицеру, вы можете остановить собеседование и выйти попить воды, сходить в туалет или просто передохнуть. Все это допустимо и не значит, что вы запутались в собственных показаниях и вам есть, что скрывать.  Все эти инструкции офицер дает вам сам перед началом обсуждения сути вашего заявления.

Что же касается вопросов о намеренном запутывании, повторение одних и тех же вопросов. Цель офицера – понять, что вы причастны к классу людей в зоне риска, что пострадали из-за этого, и что гос-во вас не защитит. Офицер не ставит задачи запутать вас. Если вопрос повторяется, то как правило это значит, что либо он был не правильно понят в первых раз, и задается просто для уточнения, либо в ходе разговора вы сами ввели его в заблуждение, и опять таки, вопрос задается, для уточнения событий, а не для намеренного запутывания вас. Подобные опасения – есть ни что иное, как отголосок и особенности подобных процессов в странах бывшего СССР. В данном случае и в этой стране обязанность доказать основания для убежища лежит на вас, но в отличие от допросов, например в МВД, СК или ФСБ, вы изначально «не виновны». Понятие вины вообще не уместно в данном процессе, но для понимания сути важно знать, что доверие офицера к Вам изначально 100% и лишь вы, своими письменными и устными показаниями можете его пошатнуть. Чем сильнее вы его пошатнете, тем больше будет вопросов, и тем больше вам будет казаться, что на вас давят и вы на допросе. На самом же деле работа офицера (не человека в погонах, а работника офиса
(office – officer) – понять суть вашего заявления, его детали, и вынести справедливое, непредвзятое решение.


5. Я буду громко плакать и давить на эмоции / Я характерно оденусь 

- - -
6. Офицер принимает решение сам

  1. Хотя собеседование – не допрос, а беседа, хотя не офицер в погонах, по-прежнему нужно понимать, что это юридический процесс, регламентирует который федеральное законодательство.  Что это значит для вас? Как в любом юридическом процессе, нет ничего важнее и сильнее фактов и доказательств. Эмоции, в данном случае, весьма вторичны. Это не значит, что их нужно подавлять (в определенных ситуациях это просто невозможно), но это значит, что нельзя выиграть процесс одними лишь эмоциями. При этом, на личном уровне, офицер может посочувствовать вам, и выразить это сочувствие вслух. Значит ли это, что сочувствие приведет к одобрению? Увы, нет.  Рассмотрим ситуацию, в которой человек, являющийся религиозным меньшинством идет по улице. В его внешнем виде нет ничего, что могло указывать на его религию. Он подвергается нападению. Нападающий, не знакомый ему, бьет его и скрывается. Это вся информация, которую получил офицер. Обсуждение причин почему оснований для одобрения в данной ситуации недостаточно может являться юридическим советом, поэтому при консультации с адвокатом, вы поймете этот аспект подробнее. Мы берем этот пример, чтобы продемонстрировать, что если в глазах офицера оснований для одобрения не достаточно, то слезы и эмоции, переживая травму и говоря о ней, будут по человечески ему весьма понятны и уместны, однако офицер руководствуется законом, и если в ваших показаниях не достаточно аргументов для одобрения по закону, то эмоции, при всем желании, просто не могут и не будут играть ожидаемой роли.  То же касается и предметов одежды, аксессуаров, причесок и пр. Не одежда решает, не аксессуары, а факты и доказательства. Офицеру понятно, что вы могли характерно одеться, чтобы произвести на него впечатление, поэтому суть успеха совсем не в гардеробе.

  2. Офицер не принимает решение самостоятельно. Задача офицера – получить и записать необходимую информацию в полном объёме, для последующего анализа и рекомендации решения его начальству. То есть, принимая во внимание ваше письменное заявление, сопроводительные документы, протокол ваших устных показаний, состояние дел в вашей стране, и многое другое, офицер анализирует ваше дело и рекомендует одобрить или передать в суд. Начальник офицера, уполномоченный принимать решение, не видел вас, не слышал вас, и не увидит вас. (Опять-таки, ваша одежда и аксессуары становятся не актуальными в очередной раз, принимающий решение не увидит ее). Он читает сухой текст ваших показаний - протокол.  В них гораздо меньше эмоций и совсем нету слез. Таким образом, даже если очень сильно плакать и громко кричать, то, к сожалению, это не будет услышано тем, на кого это рассчитано.
    Справедливо заметить, что эмоции все же уместны и могут помочь, поскольку офицер – такой же человек, как и вы. Сострадание вполне может склонить его к положительной рекомендации. Важно понимать, что в конечном итоге, получение одобрения – результат представления фактов, аргументов и доказательств. При наличии таковых, эмоции будут в помощь. В их отсутствии, эмоции не решают.

     

7. Зачем мне адвокат, вдруг они подумают, что мне есть, что скрывать /
я слышал(а), что адвокат все равно все время молчит, так зачем ему платить

 

Это заблуждение – одно из наиболее частых, и наиболее губительных для соискателя убежища. Что же делает адвокат и почему он крайне желателен для вас.

*Перед обсуждением данного аспекта, важно заметить, что о деятельности и рамках полномочий адвоката в данном процессе вам стоит уточнить именно у адвоката. Информация, представленная ниже – это мнение, основанное на опыте, оно не является и не должно быть расценено как указание к действию или бездействию.

Прежде всего молчание адвоката – хороший знак. Знак, указывающий на то, что процесс идет хорошо. Адвокат – человек не той профессии, который может промолчать, если уверен, что что-то не так. Бывали случаи, когда адвокат протестовал, вызывал начальника, просил сменить офицера и многое другое. Это случается исключительно редко, но молчание адвоката не стоит путать с бездействием.  По сути, поскольку процесс обращения за убежищем не состязательный (как обсуждалось в пункте 4 выше), то есть вас никто не обвиняет, то адвокатам не принято и «защищать» вас. Тем ни менее у адвоката по-прежнему есть право выступить с заключительным словом и задать вам дополнительные вопросы на протокол, которые могут очень вам помочь.
Суммирование вашей истории и ссылка на закон, за частую бывают достаточными для того, чтобы в трех предложениях убедить офицера в том, что вы пытались сделать три часа. Это профессия адвоката, его знания, навыки и опыт. И эти три предложения стоят ваших денег за три часа молчания с его стороны.

Дополнительные вопросы адвоката могут решительно изменить ситуацию, когда в ходе собеседования офицер не был достаточно убежден в том, что опасность действительно вам грозила, или в тех или иных критически важных аспектах вашего дела.  Не зная закона, заявитель порой и не понимает к чему все эти вопросы, например «в чем вы были одеты», и отвечает, не предавая особого значения тому, что не понял (это естественно для человека в принципе). Адвокат, зная точно и понимая к чему был этот вопрос, может уточнить «правда ли то, что обидчики нападали именно на тех, кто был одет так как вы?».  Из вашего ответа на этот вопрос, офицер четко понимает причину и следствия вашего преследования. Более подробно об этом вам расскажет адвокат, но в данном контексте крайне важно понять, что именно эти 5 минут в конце собеседования, когда адвокат задает вопросы и делает заключение, могут стоить вам всего вашего дела.

Самое же важное и особо полезное в участии адвоката в данном процессе это его возможность все записать. На протяжении всего собеседования офицер записывает каждое ваше слово на компьютере. То есть составляется протокол слушания. С вашей стороны, вы не имеете права пользоваться телефоном или прочим звукозаписывающим устройством. Не редки случаи повторного вызова заявителя на дополнительное собеседование. Так же не исключено, что дело может быть передано в суд.  И в том, и в другом случае между первым собеседованием и вторым (или судом), пройдет долгое время. В случае суда, это может занять от нескольких месяцев до нескольких лет. За это время вы забудете все, что говорили на собеседовании. При этом, если вас вызывают на повторное собеседование, то у офицера перед глазами все ваши предыдущие ответы. В случае, если ваш адвокат присутствует на интервью, он имеет законное право так же записать на компьютере или бумаге все вопросы и все ваши ответы. Наличие такой записи бесценно при подготовке к повторному интервью или к суду.

И наконец «если есть адвокат, то мне есть что скрывать». Первый вопрос любого офицера на интервью:

 

«вы имеете право на адвоката. Хотите приступить без адвоката, или перенести интервью, чтобы найти адвоката?» 

То есть, присутствие адвоката – ваше право. Не более того. Как и в вопросе о «намеренном запутывании», обсужденным выше, так и в вопросе об адвокате – позиция «мне есть, что скрывать» - не более чем невольное сравнение с коррумпированной системой правосудия вашей страны и менталитетом людей, не обоснованно осуждающих вас и заранее предрешивших вашу вину, просто потому, что вы пользуетесь своими законными правами.  Право хранить молчание – не значит, что вам есть что скрывать. Право на адвоката – не значит, что вам есть, что скрывать.  Это просто ваше право. Им крайне желательно воспользоваться. Более того, офицер зачастую чувствует себя комфортнее именно в присутствии адвоката, поскольку знает, что в случае спорности и недопонимания, адвокат может четко разъяснить тот или иной вопрос и упростить процесс.

8. Мне не нужен профессиональный переводчик /
я возьму друга / пойду без переводчика сам(а) 

 

На тему важности сопровождения квалифицированным переводчиком существует подробная статья «Всё, что нужно знать иммигранту об услугах переводчика Источник: https://rubic.us/vsyo-chto-nuzhno-znat-immigrantu-ob-uslugah-perevodchika
Вкратце, важно понимать, что переводчик – ваш единственный проводник в «сознание» офицера. Переводчик - ваш голос. Чем более квалифицирован ваш переводчик, чем грамотнее, чем доступнее доносится ваши мысли, тем больше вероятность, что вас поймут именно так, как это требуется вам, и как следствие, тем больше вероятность, что вы получите желаемый результат – одобрение. И наоборот. Чем менее точный перевод, чем слабее знания и опыт переводчика, тем более вероятно повторное интервью, приостановка интервью, недопонимание между вами и офицером (что создает лишь дополнительные нервы при и без того волнительной обстановке).  

Опытные переводчики, как и адвокаты, часто предстают перед одними и теми же офицерами. Данный факт ни в коем случае не значит, что узнаваемость вашего переводчика или адвоката дает вам бонусные очки, но безусловно значит, что зная переводчика и имея опыт работы с ним, офицер чувствует себя намного комфортнее и свободнее, чем в случае, когда он понимает, что лимитирован в своих вопросах, сомневается в способности понять вас должным образом, и в последующей способности вынести действительно справедливое решение.

Более того, есть вероятность, что вы владеете английским на определенном уровне, выше минимального, а значит часть вопросов вам будет ясна. При работе с переводчиком, вы должны дослушать перевод вопроса, перед тем как на него отвечать. Если это так, то поняв вопрос самостоятельно, вы «выигрываете» дополнительное время подумать о том, как лучше на него ответить, пока переводчик делает свою работу.

Наконец, существует масса лингвистических тонкостей и расхождений между русским и английским языками, и частое явление – переоценка своих знаний, приводящая к не желательному результату просто по незнанию. Например: nationality – гражданство (не национальность). Ethnicity – национальность (этническое происхождение ближе по смыслу к принадлежности к народу, нации, и совсем не связанное с гражданством); Gymnasium – спортивная школа (от слова «gym», или спортзал, с оборудованием для гимнастики (gymnastics), а не гимназия - школа с тем или иным уклоном.  Запутать офицера в самом начале разговора, рассказав ему о том, что вы не той национальности, не того гражданства, и учились в спортивной школе – все это может привести к простому недоверию вашим последующим показаниям. Далеко не все офицеры сразу понимают, что это простое затруднение в языке, а не попытка скрыть свою действительную национальность или этническую принадлежность.  Если суть вашего дела – ваша раса или национальность, этот вопрос становится краеугольным и особо важным.

9. Я не хочу подставлять людей, вдруг им позвонят

Данный вопрос входит в спектр вопросов, обсуждаемых с адвокатом, но в общем виде выглядит следующим образом: Право на обращение за убежищем регулируется федеральным законом. Конвенция против пыток ООН, принятая в 1984 году и вступившая в силу в 1987 году, участником которой является США так же диктует определенные ограничения на разглашение информации третьим лицам. В целом процесс обращения за убежищем является конфиденциальным. Вся информация, полученная от вас, остается между вами и правительством США. Никто в вашей стране не узнает о том, какую информацию вы разглашаете в рамках вашего заявления, включая сам факт того, что вы обратились за убежищем. Данная конфиденциальность нацелена на гарантию вашей безопасности. То есть, если представить, что власти США звонят вашему обидчику или правоохранительным органам вашей страны, чтобы уточнить тот или иной факт о вас, они фактически разглашают им что вы находитесь в США (а возможно и более точное местонахождение), и что вы обратились за убежищем. Такая огласка может привести к угрозе вашей жизни и в США. Есть и другие причины, по которым информация остается конфиденциальной.  Однако, нужно понимать, что у данной конфиденциальности есть ограничения и она не абсолютна. Данная информация представлена здесь исключительно для ознакомительных целей с тем фактом, что при обращении за убежищем вам не стоит бояться негативных последствий для себя, в случае если вы предоставляете информацию о преследовании вас тем или иным госслужащим или госорганом.

10. Я получу решение через 2 недели

В конце каждого собеседования, офицер объясняет вам о том, как и когда вы получите решение, а также каким оно может быть. Прослушав данное объяснение, вы подписываете уведомление о явке в назначенное время, либо уведомление о том, что ответ вы получите почтой. Как правило ответ стоит ожидать ровно через две недели после собеседования. Однако не редки случаи, когда ответ не приходит месяцами.  На это есть множество причин и рассуждений. Это может зависеть от недостатка информации, полученной от вас на собеседовании, что может привести к повторному вызову. Так же это может быть не готовность результатов проверки ваших отпечатков пальцев, то есть вопрос безопасности. Это может быть нехватка кадров и времени на своевременное принятие решения, но также это может быть и недоступность требуемой информации у вас. В этом случае решение не будет принято до тех пор, пока вы не предоставите дополнительную информацию. Запрос о предоставлении такой информации вы получите от офицера на интервью. В этом случае, с очень высокой степенью вероятности, решение будет выслано вам по почте, и не через две недели. Часто запрашиваемая информация касается подтверждение отсутствия у вас второго гражданства или, в основном у мужчин, наличие военного билета. Получив своевременную консультацию у квалифицированного адвоката, вы заблаговременно получите необходимые документы, тем самым предотвратите дополнительные задержки в получении вами убежища в США.

© 2020 - Michael Bogomolny